Версия для печати

Платите мне за всё!

Уважаемые дамы и господа и прочие товарищи! У нас с вами – авиационный завод, а не какой-нибудь захудалый шиномонтаж. Как очень справедливо пелось в одной песенке: «И даже солнце не вставало б, когда бы не было меня!» – это про нас с вами, и особенно про меня лично. А лично меня, уважаемые, очень волнуют проблемы родного завода. Выполнение плана и перспективы предприятия. Ну и так далее.  И мне совершенно не нравится, когда про меня говорят, что я плохо работаю, поэтому, дескать, завод план не выполняет.

   А как, по-вашему, должен я работать, когда в цеху грязно? Иной раз плюнешь на пол или там высморкаешься – никто не убирает! Я уж молчу про туалеты. Кстати, я требую, чтобы нам хотя бы раз в год капитально ремонтировали туалеты – за год они (нашими стараниями) приходят в полнейшую непригодность. Или вот взять, к примеру, нашу курилку – пол грязный, окурки кругом. Мы  что ли сами должны в ней порядок наводить? А ведь курилка – она главное наше место работы, наша комната отдыха и кабинет психологической разгрузки в одном, так сказать, флаконе. Здесь мы размышляем о новых свершениях и настраиваемся на выполнение производственного плана.

   И вот, дамы и господа, и даже товарищи, меня лично очень беспокоит, что наши руководители цехов и отделов очень много времени тратят на всякие там совещания. Потому что пока они совещаются, я лично не работаю. Я курю. А курение очень плохо сказывается на моём здоровье. Надо, чтобы всем курильщикам давали молоко за вредность. И чем дольше совещаются начальники, тем больше молока давать. А не упрекать меня, что я плохо работаю. Как платят, так и работаю!  Меня, если хотите знать, куда хочешь с руками-ногами возьмут! Особенно, если пить брошу. И вообще, вы сперва поработайте с моё, а потом упрекайте! Да мне вообще только за то, что я на завод пришел – уже платить надо!

Вот тут недавно был случай, когда из-за ошибки рабочего была выведена из строя готовая продукция. Казалось бы, что тут такого? Ну ошибся человек. Подумаешь, десяток-другой миллионов – да разве это деньги в масштабах страны?! Вон, наводнение: на миллиарды ущерба! И – ничего! Нашлись деньги! А тут весь завод без премии оставили. Несправедливо! Тот, который типа виноват – он же не специально всё угробил, он же не моджахед какой, не террорист. Он ведь точно так же со всеми сверхурочно трудился, чтоб потом всё починить.  А раз трудился – значит, надо ему платить за переработку.

Я так считаю, что за всё надо платить! И за брак – в первую очередь, потому что брак не делает тот, кто не работает. Стало быть, если напортачил – значит, работал!  А если работал, значит, надо платить! Опять же, брак надо устранять, а это – дополнительный заработок и другим людям тоже. Кругом одна польза от нас, бракоделов!  За поломанное оборудование и инструмент, за то, что выводим из строя готовую продукцию – надо платить, потому что это всё бесценный опыт! Он, как сказал Пушкин, «сын  ошибок трудных», вот так дорогие мои господа и товарищи! За одного битого двух небитых дают – значит вдвойне платить! И чтобы премия – каждый месяц.

Короче, я свое мнение сказал, а вы там как хотите.

Х.Шпинделёв,

бракодел 6 разряда.




Версия для печати