Версия для печати

Новости

Доктрина Шпинделева Фельетон

08 июня 2016 г.

 

 Здорово, профсоюзнички! Это снова я, Харитон Шпинделёв, потомственный бракодел 6 разряда. Поди, забыли меня? А зря. Я всю жизнь тружусь рядом с вами, бок о бок, можно сказать. То есть, я – один из вас. Но я – не вы. Я свободный и независимый. К примеру, я принципиально никогда не был членом профсоюза, а вы – всегда были. Я из-за вас ни разу не собирался, а вы из-за моего брака то и дело заседания проводили. Это не ваши, а мои дела вы утюжили и будете утюжить на своих собраниях. Это из-за меня и из-за таких, как я,  вы остаётесь без премии. Так кто из нас имеет большее влияние на заводе, спрашивается?  Профсоюз или Шпинделёв? Конечно же, я, Шпинделёв. При этом мне лично по барабану, есть у вас премия или нет, мне зарплаты на выпивон и закусон хватает, и ладно. Не понимаю, чего вы там всё дёргаетесь и какую-то кипучую  деятельность разводите. И потому хочу  вас научить, как жить правильно и свободно. Сейчас вам все по полочкам разложу, а вы – думайте. 

    Вот посмотрите на меня: бессемейный, беспартийный, беспрофсоюзный. Никому ничего не должен. Чего хочу, то делаю. Хочу – пью, хочу – матерюсь. И никто мне не указ. Вот она, настоящая свобода и демократия! А вы что можете этому противопоставить? Профсоюзную солидарность и дисциплину? Насмешили, ей-богу! Какая-такая солидарность? Вот прошли ваши выборы, и чо? Чо, я вас спрашиваю?!  Кого-то уволили? Нет. Может, у кого-то радикулит прошел? Тоже нет. Так зачем собирались, граждане профсоюзники? Выбрали и успокоились. Как будто всё так и надо. А надо ли так?

 Вот давайте с вами от противного пойдем. То есть, от меня. Предположим, я – ваш собрат. Член. Профсоюза. И предположим, мне не нравится ваш всеобщий выбор. Вы мне скажете, большинство проголосовало и всё такое. А я-то тут причем? Я голосовал против. И теперь я, по-вашему, должен в ладоши хлопать? Не по-моему вышло, а я радоваться должен? Типа большинство сказало «надо», меньшинство ответит «есть»? Ага. Щазззз.  Нет, дорогие мои! Не такой Шпинделев человек, чтоб как все! Если я против, то – против!. И мне начхать, что все – за. Я вам не меньшинство какое-нибудь! Все меньшинства в Европе! И я этого так не оставлю! Да я…да я… Да я лучше  свой собственный профсоюз создам! Чего ржёте? Не верите? Да на раз плюнуть!  Читайте и учите доктрину Шпинделева, и поймёте, как организовать реально независимый профсоюз на одном отдельно взятом предприятии, и чего с этим профсоюзом потом делать.   Для начала я пойду в курилку, и не анекдоты буду рассказывать, не про выпивку судачить. Даже о бабах… в смысле, о дамах говорить не буду.  Я других слушать стану – кто чего говорит, на кого  кто жалуется. И стану я особо рьяным и недовольным поддакивать: дескать,  эвон как! Да тебя, брат, унижают! Да ты ж гений! Герой! Эйнштейн местного разлива, тудыть твою растудыть! А начальство твое тупое – не видит! И куда только профсоюз смотрит? Я один тебя понимаю! 

 Одному так  поддакну, другому. Дело пойдет. Не сразу, конечно Поначалу без проколов не обойдется. Кто-то, скажем, в профком сходит, ему дадут путевку какую-нибудь или матпомощь, ребенка в садик или в летний лагерь устроят. И правильно – профком, он обязан помогать, пусть помогает. И этот наш герой тоже будет думать, что ему профсоюз помог. Но в профком он один раз сходил, и то от сложного положения. А ко мне в курилку он каждый день ходит. И я при случае скажу ему – маловато тебе дали, ты достоин большего! И он согласится. В другой раз, когда про профсоюзную помощь заикнется, я скажу ему: тебе дали рубль, а себе в карман, поди, два положили! И он засомневается. Всё, это уже мой клиент! И не просто  клиент –  избиратель!

 Через месячишко люди ко мне сами потянутся. Всякий за душой какую-нибудь обиду имеет  –  а я выслушаю, похвалю, да еще закурить дам. Слух пойдет: мол, есть в одном цеху такой Шпинделев, правильный и справедливый мужик. Постепенно наша курилка превратится во что? Правильно, в агитплощадку. Благо, начальство у нас интелигентное, курилок и неформального общения с людьми избегает. Это моя территория и моя аудитория. Мой, говоря по-научному,  контингент. 

 И вот, когда у меня таких наберется человек пятнадцать-двадцать, я двину идеи в массы. Я такие лозунги придумаю, что за меня хоть сейчас пол-завода проголосуют! Скажем, «Все взносы нам!» «Никаких отчислений на сторону!»

Понятное дело, народ меня поддержит. С огромным желанием! И подниму я тогда такой маленький симпатичный майданчик. Покрышки жечь не будем, но шум организуем, прессу подтянем. И станут ваши избранные профсоюзники оправдываться, будто они в чем виноваты. Пойдут сплетни, слухи, скандалы.  И тут на сцену выйду я, весь в белом, с понятными словами: «Никакой солидарности!» «Чужие проблемы нас не колышут!» «Никаких первомаев!»

 Вы ж не любите на демонстрации ходить – ну и не надо! И я не люблю. Зачем  деньги народные на красные тряпки тратить? Я знаю, как их использовать интереснее и с пользой, эти народные деньги.  Сами понимаете, поддержка извне сразу появится. Сами прибегут, как Нуланд на Крещатик! Как только услышат, что независимый профсоюз объявился, да ещё на таком заводе, так ящиками потащат печенье и бочками – варенье!  

 Скажете, как так, почему? Да потому что я не призываю никого ни к каким свершениям. Я, в сущности, не наверх, а вниз зову. Вниз катиться всегда быстрей и веселей. Внизу проще. Потому как внизу подлинный коммунизм: каждому по потребностям!  Потому что потребности самые насущные и простые: пожрать, напиться, поспать.  Это легко. На это не надо много денег и много ума. Запад нам поможет.

Вот так. Пошумим, выберем меня и успокоимся. Все будут рады, что наконец-то страсти улеглись. Все пойдет по-прежнему, то есть, как будто ничего не изменилось.  А мне это ваше спокойствие будет бальзам на душу и признание моих заслуг. И вот тут я развернусь по полной!

 

В моем профсоюзе, понятное дело, рулить деньгами буду я, а все будут только сдавать. На Новый год или там на Восьмое марта я конфеток да открыток куплю, чтоб видимость была. Но не больше! Всё, что по закону должен давать и даёт работодатель, я буду проводить от своего имени: это, мол, Шпинделев добился, ваш защитник и друг. И все будут думать, что это под моим чутким руководством профсоюз так работает.  И это правильно. Так и надо думать.

 Из цеха, понятное дело, я уйду. Обоснуюсь в кабинете. Заведу  связи с такими же, как я, альтернативными профсоюзами. Поделимся опытом – как вас, наших дорогих членов, лучше облапошивать… в смысле,  приобщать к альтернативному профдвижению. Я даже девиз придумал для такого дела:  «Чем больше вас, тем больше у нас!»

Ну как? Здорово? Я просто балдею от этих слов, у меня аж мурашки по коже, и из каждого пупырышка перья лезут, крылья растут! Вы только представьте: две тыщи человек, да  каждый  хотя б по паре сотен в месяц! И всё мне! 

Ох, как же я в профсоюз захотел, братцы! Как хочу я в свой, родной, любимый, в свой личный профсоюз! Куплю себе тачку клёвую. Съезжу на Канары – видал по телеку, там красиво. Шуры-муры, тары-бары. Текила-бум, гавайский ром… Женюсь, и чтоб жена непременно на лабутенах и в сами знаете каких штанах.   

 А вы будете платить. А я буду отдыхать. Вы платите, я – отдыхаю! Правда, классно? Тоже хотите? Тогда айда за мной, в альтернативный профсоюз! Вступайте, я вас жду!

 

Х.Шпинделев, бракодел 6 разряда

Версия для печати